pora ili ne pora   ЧАЙ ПО-СЛЕДАКОВСКИ

 

    Все пьют. Везде и много. Безудержно пьют врачи. Запойно пьют артисты. Сантехники – эти просто без вариантов. От тяжелой работы страшно пьют шахтеры. Шоферы пьют запойно, чтобы расслабляться. А я пил в милиции.

(Читать дальше)

 


  Бьющие, вонзающиеся, как хлыст, строки. С плеча – наотмашь. Сухие, сжатые, лаконичные.

А ведь подумать, за ними – жизнь человеческая… 

 «АНКЕТА»

   15 лет. Первое употребление алкоголя (за компанию, в школе).

   16 лет. Впервые пьяный. Сделалось плохо, рвало. Первый зарок не повторять.

   17 лет. Регулярные, но не частые злоупотребления. Перестаю быть «маменькиным сынком» – «крутой», «свой», «рубаха-парень».

   20 лет. Студенческая жизнь. Попойки в каждые выходные и по праздникам. Крепкие напитки. Зарекомендовал себя: «держу и несу».

anketa   21-23 года. Женитьба. «Официальные» злоупотребления – с родственниками, супругой. Чувство уверенности в себе, своей значимости. Первые опохмелки.

   24-30 лет. Престижная работа, должность, звание. Держу фасон. Первые запои, первая ложь, самооправдания.

   31-33 года. Первая кодировка на три года. «Взялся за ум». Держусь, борюсь, но трезвость эта не по душе. Раздражен, зол.

   34 года. Срок кодировки закончился, и я пьян. Заслуженно снимаю стресс от трезвости. Потеря семьи. Я – свободен.

   35 лет. Проблемы на службе. Прогулы, объяснительные, предупреждения. Без опохмелки не могу. Трезвые периоды сокращаются.

   36 лет. Впервые в вытрезвителе. Не вытрезвили. Тяжелейшие выходы из запоев (с помощью нарколога). Транквилизаторы. Неудачные эксперименты с «эспераль», «торпедо». Запои до двух недель.

   37 лет. Запои, опохмелки-запои, наркологи. Первый раз в наркостационаре. Безработный, пропиваю вещи.

   38 лет. Пьянство не начинается и не прекращается. Денег нет, продавать нечего. Еще «эспераль», зароки. На работу устроиться не могу – мне, бывшему офицеру, ничего достойного не предлагают. Живу на пенсию матери. Проблемы со здоровьем.

   39-41 год. Сменил четыре места работы. День и ночь – поиски спиртного. Чувствую, что иду ко дну. В округе всем должен, пью в одиночку. Хочу бросить, но не могу.

   Мне 42 года. Пришел в АА. Регулярно посещаю собрания. Программу АА принял всей душой. Постепенно стал приходить в себя, учиться слышать. Депрессия уходит. Отношения в семье налаживаются. Характер стал мягче. Появилась цель. Жизнь стала совсем другой.

   Сегодня у меня три года трезвости.

Георгий, Архангельск


  КОМИССИЯ

   22 года я находился на учете в наркологическом диспансере.

   И вот…

   Вошел в кабинет. Сидят врачи – комиссия. Готов на все. На любой результат. Два раза уже была комиссия – не сняли. Учет есть учет, сам виноват, вовремя не отмечался.

   Задают вопросы. Много. Каверзные. Например: что может сбить меня с толку, выбить из колеи? Отвечаю: смерть матери, рождение сына, смена работы, komissijaфинансовые трудности…

   Ждут: – И?..

   – Что «и»?

   – Что тогда делать будете?

   – Я это пережил. Трезвым.

   Говорю, а сам понимаю, что все это только благодаря АА.

   Молчат. Потом говорят: – Вы девятый год не пьете?

   – Да. Пауза.

   – Что ж, мы вынуждены с вами попрощаться.

   Встаю, благодарю врачей, всех присутствующих…Слышу:

   – Тебя фотографировать надо. Как чудо.

   – Спасибо, не надо. Я буду в гости приходить, навещать.

   – Успеха!..

   Вышел. Мне почему-то было грустно…

 

Сергей Ц., Чита


 ДНО

dno

 

 Очнулся в одежде – темно. Состояние не передать – запой. Со страхом и надеждой смотрю на часы – а вдруг уже утро? Тогда хотя бы можно будет двинуться к магазинам... Нет, два ночи! Стало быть, надо переносить пытку до утра.

   О-о-о, пытка эта разнообразна, она не прекратится ни на секунду, никогда. Только мой друг может остановить этот ад. Теперь он у меня один остался – последней предала мать. Вот уже полгода, как на ее двери замок.

   Вся моя жизнь – это сплошная череда подлости, злобы и предательства. И только друг помогает мне примириться с этой проклятой жизнью. Но за все надо платить – нужны деньги. Хотя я и так отдал ему последнее, что можно обратить в деньги. Стало быть, он тоже предает меня. Последнее время стал со мной как-то холоден, равнодушен. Не дарит ни радости, ни душевного покоя, как было раньше. Придет, подлечит, и нет его – как не было. А я опять в забытьи, и вот, с минуты на минуту очнусь и буду снова мучиться – жить в этом проклятом мире…

(Читать дальше)


 ХОДИКИ

casiki

 

Первый срыв... 1994-й, август. Давно это было. На подъеме настроения – на вираже. Разумеется, все было не так просто. Послушайте-ка.

   К тому времени я был в АА чуть более полугода. И вот, один из сотоварищей рассказывает историю, в которой было следующее: он был в «завязке» − сам по себе, без медикаментов, на силе воли, и все было хорошо. Но в какой-то момент до него дошло, что в голове у него тикают часы: прошло столько-то дней без выпивки, столько часов, столько минут... «Часы» тикали все назойливее, все настойчивее, и он «развязал». «Часы» исчезли...

   Как только он рассказал свою историю, в моей голове тоже появился циферблат, и стрелки стали отстукивать свое: 5 месяцев и 2 недели, 5 месяцев и 20 дней, 5 месяцев – уже 22 дня!.. Читатель, конечно, уже догадался: это была ловушка. Теперь я это тоже понимаю, а тогда...

(Читать дальше)


 ХОД МЫСЛЕЙ

hodMyslej 

  Наркодиспансер. В 3-й раз. Почти все потерял. Мутно − от таблеток и мыслей в голове. Возможно, жена права, она говорила: «Закончишь свою жизнь с бичами». Ни она, ни сын ни разу не пришли. Обидно, никому стал не нужен. Дочь принесла как-то раз дешевые сигареты − лучшие я не заслужил. Работу потерял, долги просто не совместимы с жизнью (махинациями обворовал две фирмы). Впереди – страх, мрак и неизвестность. Смотрю в окно. Выпишут – наверно, буду пить.

   Что происходит, где выход? Пойду прилягу. Лежу.

   − Ребята, здравствуйте, я − Юра, я − алкоголик.

   Смотрю, мужик какой-то в очках в дверях − улыбается.

   − Я раньше пил, хочу рассказать о своей жизни, приходите в столовую...

   Их трое. Тащусь в столовую, сажусь, начинаю слушать. Говорят, что они алкоголики. Слышу: «В последний раз я выпил в 94-м...» Лениво соображаю: вообще, что ли, никогда − и даже по маленькой? Это невозможно. Я-то думал, хотя бы годик не попить. А день рождения? А Новый год, а 8-е Марта?.. 

(Читать дальше)


  В СВОЕЙ СТАЕ

staja 

   ...Падение происходило не сразу, рывком, а незаметно, постепенно. Когда я работал на заводе, у нас были «внеочередные» деньги − квартальная премия. Банкет на рабочем месте «с кварталки» − Святое дело! Затем, также незаметно, добавились выпивки «втихую» − с получки, потом с аванса, потом − по пятницам. Календарные праздники, дни рождения и всё такое – само собой. Я не озадачивался этим, организм у меня был здоровый, молодой, кризис 90-х ещё не пришел, и утром легко можно было поставить все на свои места – пивком или стопкой водки. Появилась, правда, настораживающая привычка – после стопки, которая была «не выпивки ради, а здоровья − для», добавлять вторую, третью − «догоняться». А ещё через некоторое мой распорядок дня, планы и вовсе стали подгоняться под Джона Ячменное Зерно. Не только планы, но и бюджет, конечно... 

(Читать дальше)


    Получив по почте этот рассказ, редакция долго сомневалась: надо ли его публиковать. Не уподобимся ли мы тем СМИ, которые изо дня в день насилуют нас «чернухой». И мы поступили так: связались с автором и поинтересовались, как у него обстоят дела с выпивкой сегодня? И, получив положительный ответ, решились. 

ДОРОГАЯ ПАМЯТЬ 

plac 1

 

  Мне трудно вспомнить опыт своего первого употребления алкоголя, да это, наверное, и не нужно. Но помню тот, который случился в мои 13 лет. Тогда с подругой мы выпили на двоих бутылку самогона. Моя мать гнала самогон, и его в доме было предостаточно. Самогон – не слабый напиток, и для меня вскоре стало нормой напиваться до беспамятства.

(Читать дальше)