LOVE STORY

Листок пятый

   Есть у меня гадкая особенность. Вернее, свойство. Или качество. Как пожелаете. У меня очень буйная фантазия. Довольно часто в своих мозгах я сочиняю такие сценарии, что половину Голливуда можно было бы обеспечить работой, если снимать по этим сценариям кино. Но самое главное, что все эти сценарии для меня реальные, и я сопереживаю им, как будто они происходят на самом деле. Я радуюсь, я мучаюсь, я страдаю.

buket   К примеру, если по сценарию у меня выяснение отношений с моим любимым, я начинаю всё это переживать в действительности. И если, например, в моих фантазиях он меня обижает, могу даже заплакать от обиды. Понимаете, он там что-то не так сказал. Не сказал, что любит, что я для него единственная. То есть, он ничего этого не говорил («вот именно, а мог бы, а должен был бы…»), а я иду по бульвару, вышагиваю и рыдаю, рыдаю. Прокручиваю в голове «очередное свалившееся на мою голову несчастье». И все это, небывшее, но цепляющееся, как репейник за волосы, не отпускает.

   Спасло то, что однажды на собрании я услыхала от того человека, которого слушала, затаив дыхание. Не помню о чем шла речь, но к формуле: «Не слышать того, что не говорят» тогда приплюсовалось следующее: «Не переживать того, что не случилось». И вот, с того момента, как я получила в арсенал эту транслитерацию, я начала учиться тормозить свою голливудскую фантазию. Отныне, как только мне удается себя поймать на том, что «поплыла», я тут же себе говорю: «Стоп. Этого не случилось, этого не произошло. И не произойдет, если не будешь забивать себе голову сценарием. Помним про самореализующееся пророчество».

   Хотя поначалу стоило больших усилий сдергивать себя с накатанного. Насильно переключать мысли на что-либо иное. Иногда даже приходилось перемножать двузначные числа в уме. Ведь согласитесь: заманчиво погружаться в свои печальные, трагические фантазии. И очень тяжело и неприятно прерывать их на самом интересном месте. Оставался осадок чего-то недоделанного, недовыстраданного.

   Приходилось прибегать к такому приему: «Ок, ладно. Сейчас пока нельзя, я отложу это до вечера. Вечером приду домой после собрания, и там ужо дам волю своим страданиям, нарыдаюсь. А пока вот пообщаюсь с этим или вот с этим». Однако вечером настрой пострадать почему-то пропадал. Как с пьянкой: пока не попью, отложу до вечера, и – на собрание!

   Конечно, какое-то время было еще обидно, что не пострадала, что упустила возможность покайфовать, но потом научилась радоваться каждой такой победе, и это стало заменой сочинительству.

   Вообще, если что-либо делать постоянно, то постепенно привыкаешь к тренингу, приобретаешь навык делать это быстрее, затрачиваешь на процедуру все меньшее количество сил и времени. Как оказалось, тренировать можно не только тело, но и ум, и характер, и повадки, и поведение.

 

Светлана, Москва

Рис. Анны Сандуковской

LOVE STORY

Листок шестой

   Это был дядька под 50 лет (теперь, конечно, постарше уже), высокий, покоцанный (попил хорошо в свое время), без жилплощади, зато на машине («восьмерка» старенькая). В анамнезе: два неудачных брака, пятеро или шестеро детей в разных уголках нашей необъятной родины.