LOVE STORY

Листок четвертый

   Все эти перипетии совпали по времени с серьезными проблемами на работе. Большую часть времени я их разруливала, но при этом не забывала об установке: «Без трезвости ничего не получится». Практическим путем я вывела для себя фразу, которая была вывешена на стене моей домашней группы: «Первым делом – главное». Каждый день я честно ходила на собрания, заставляла себя слушать выступающих, возвращала себя к реальности. Хотя стоило большого труда не уплывать во время собраний в «мечты о любви».

para   В свое время мой первый муж сказал фразу, которую тогда я положила себе на полочку, а теперь ею воспользовалась. Он сказал следующее: «Света, когда ты с кем-то общаешься, представь себе, что никого ближе этого человека у тебя нет. Как будто весь мир рухнул, и вы остались вдвоем, и больше нигде и никого».

   Я мусолила эту фразу, не позволяла своим мыслям гулять самим по себе, концентрировалась на общении именно со своим возлюбленным, старалась понять, услышать его. Удавалось это не просто. Хотелось по привычке натянуть на себя заинтересованную, поддакивающую мордашку (этим искусством я владела в совершенстве), но я возвращала себя в реальный мир − Right now.

   Так я научилась разделять в своей голове «сейчас» и «потом» (или «тогда»). Я смогла жить так, что случившееся когда-то и где-то отходило на второй план. Научилась переключаться. Главным становилось то, что происходило в этот момент, сейчас. Это помогало мне не зависать, не зацикливаться на чем-то болезненном, на чем-то одном. При желании эти упражнения можно было сравнить с выполненной рекомендацией «не класть все яйца в одну корзину».

   В то время я много думала о своей любви. И я поняла еще одну важную штуку: «Жизнь больше, чем любовь». Она означала, что даже если я потеряю любовь и мы разойдемся с моим мужчиной, жизнь все равно продолжится. Она не закончится. А значит, у меня должно быть как можно больше того, что даст мне возможность радоваться и хотеть жить дальше.

   Я пестовала в себе способность радоваться.

   Случалось так: в хорошем настроении я шла по бульвару и радовалась деревьям, листьям, краскам. И я запоминала, фиксировала эту радость, старалась ее к чему-нибудь привязать. А позже, если случалось смотреть на деревья в скверном расположении духа, я вызывала в себе ту радость, включала эмоции, напрягала память. Подобно художнику, я воссоздавала в себе тот мир, ту радость и делала ее настоящей.

   В те времена я старалась не замыкаться на своем возлюбленном. Если встречался интересный человек, я с ним общалась, хотя, если честно, порой хотелось послать все это общение на фиг и быть только со своей любовью, только с ним, отныне и присно, и во веки веков.

 

Светлана, Москва

Рис. Анны Сандуковской

LOVE STORY

Листок пятый

   Есть у меня гадкая особенность. Вернее, свойство. Или качество. Как пожелаете. У меня очень буйная фантазия. Довольно часто в своих мозгах я сочиняю такие сценарии, что половину Голливуда можно было бы обеспечить работой, если снимать по этим сценариям кино. Но самое главное, что все эти сценарии для меня реальные, и я сопереживаю им, как будто они происходят на самом деле. Я радуюсь, я мучаюсь, я страдаю.