plac 1   Мне трудно вспомнить опыт своего первого употребления алкоголя, да это, наверное, и не нужно. Но помню тот, который случился в мои 13 лет. Тогда с подругой мы выпили на двоих бутылку самогона. Моя мать гнала самогон, и его в доме было предостаточно. Самогон – не слабый напиток, и для меня вскоре стало нормой напиваться до беспамятства.

   В то время я познакомилась со своим первым мужем. Я не была в него влюблена, но от предложения «руки и сердца» не смогла отказаться. Брак был недолгим, и также недолго я пробыла одна. Думаю, что второго мужа привлекли ко мне, скорее, воспоминания обо мне, а не моя пьяная персона – мы были знакомы с детства. Сам он употреблял наркотики, поэтому категорически не приветствовал алкоголь. На некоторое время мне пришлось притормозить с пьянкой, потому что были невообразимые скандалы. Воздержание дома мне удавалось, поскольку всегда оставалась мама. Я приезжала к ней на выходные и расслаблялась. Еще муж уходил в рейсы, и тогда у меня наступал настоящий праздник.

   В те годы произошла передышка с пьянством – я начала ходить в церковь, воцерковляться. Трезвой, добропорядочной христианкой мне удалось пробыть год. Но, когда со вторым мужем мы тоже развелись, я стала заливать это алкоголем. Как сейчас понимаю, тогда во мне боролись два начала: одно – преданный, верный друг, любящий семью, покой, Бога; другое – существо, обожающее разгул, пьянство, самодурство и т. д.

   Я выпивала каждый день, балансируя между легким подпитием и полным аутом. Пила везде – дома, на работе, на улице, и со всеми – с подругами, случайными встречными, завсегдатаями. Однажды я не проснулась, когда в отделение поступил больной. Меня попросили написать заявление об уходе. Для меня это был удар. Как так, мне, квалифицированной медсестре, проработавшей в клинике 9 лет, предлагают уйти с позором! Помог алкоголь – лучший на то время утешитель, искуситель. По сути, это был первый звонок, я немного остепенилась.

   Второй был, когда я в течение месяца «скромно» выпивала, и даже мама того не замечала, но у меня произошел прокол – заснула на весь день в туалете. Наутро мать «Христом-Богом» просила меня поклясться на иконе, что больше я никогда не буду пить. Я не смогла. Мне было 25, и я не мыслила свою жизнь без алкоголя. И был наркодиспансер, меня лечили, вводили какие-то лекарства в вену. Требовалось не пить год. Ужасное было время! Мир потерял все краски, а я к нему – интерес, я умерла, застыла.

   Но наступил знаменательный день – мне было можно! Я не хотела пить дозировано, желала только одного – напиться. Еще бы, я столько не пила, я заслужила это! Результат не трудно предугадать – полное беспамятство, амнезия. Помню еще, были песни, пляски, истерика, слезы, драка.

   А утром почувствовала, что не хочу жить. Стыд, муки совести, отвращение и т. д. Пришло решение отныне контролировать выпивки. Ведь я могла, только не хотела этого. Сменила манеру пить, стала употреблять пиво, а в гостях – легкое вино, «когда нальют».

   Но ничего не изменилось, по-прежнему по утрам мне не хотелось просыпаться. Тогда-то в мою жизнь и пришел мужчина, ради которого я была готова на многое – это был мой третий брак. Я работала, занималась домом, а употребляла только, когда предлагал муж. Еще в гостях, но здесь я себя уже не контролировала – нагоняла.

   И вдруг со мной что-то произошло – я стала пить каждый день. Думаю, что это было очередное звено в логической цепи. Я могла не прийти домой, могла остаться «ночевать» с бомжами. А мужу говорила, что, если не нравится, то он может уходить. Я понимала, что я алкоголик, а раз так – то я должна пить. Я бравировала, носилась с этим. Я работала, убиралась, готовила, стирала, но вечером обязательно напивалась. Меня ничто не могло остановить. Даже тяжелейшая травма ноги, когда надо было лежать и принимать лекарства. Мой муж извелся. Он забыл, что такое полноценный сон, рыская по району в поисках «своей любимой». Но не оставлял меня.

   Началась последняя стадия – отрыв от социума, реальности, ненависть к себе и в то же время экзальтация по поводу какой-то своей особенности. А однажды я вдруг увидела свои глаза. Я ужаснулась (это я еще была в состоянии делать): в них было столько тоски, столько боли, горя! Меня пронзило: кончено, так больше жить нельзя!

   И тут наступают чудеса. Так уж вышло, что в один прекрасный день я встретила своего второго мужа. Он после нашего развода беспробудно пил – до такой степени, что мать выставила его на улицу. Встретились два Одиночества – тихие, пьяные, дрожащие. Стали разговаривать. Не помню, сколько дней говорили, но деньги в один прекрасный момент кончились. И тут я взвыла – такой я еще ни разу не была. Я рыдала, стенала, молилась, ползала. Мне хотелось уничтожить свой больной мозг. А муж второй говорит: «Хочешь, давай сходим к Анонимным алкоголикам?» Я ничего не поняла – я никогда не встречала упоминания об АА. Спросила: «Какие анонимные?» Отвечает: «Да это алкаши, которые собираются и жалуются на свою жизнь».

   Мне было все равно куда идти. И вот, без копейки денег, с больной ногой топаю на другой конец города. Перед походом опохмелилась, правда. В тот раз я ничего не поняла, что происходило, но именно с того дня я трезвая. Мне навязали какую-то брошюрку и монетку, вроде медали. Книга называлась: «Послание женщине-алкоголику», а медалька мне была вручена на память – как новичку. Эта медаль со мной уже два года, она мне очень дорога, как память.

   В заключение, я хочу выразить слова искренней благодарности своему бывшему второму мужу – он так и не сумел прекратить пить, он умер. Но именно он тогда возился со мной и в течение двух недель, за ручку, водил через весь город на собрания.


Наталья