LOVE STORY

Листок третий

 

   Вскоре в рассылку инет-группы «Весвало» (у меня было уже два с хвостиком месяца трезвости, и, соответственно, столько же было нашим взаимоотношениям с возлюбленным) отправляется письмо, написанное человеком, которого я и до сих пор слушаю, затаив дыхание. Из этого письма я выуживаю замечательную фразу: «Учусь не слышать то, чего не было сказано». И воспринимаю ее как руководство к действию.

   Отныне каждый раз, когда я хочу обидеться и устроить разборки, я замолкаю и спрашиваю себя строго: «Света, что было сказано конкретно? Только честно. Это? Нет, Света. Было сказано вот что. Это сказано и вот это. Нет-нет, и не нужно продолжать: «Это означает, что…» Это ничего не означает, что.… Было сказано только это, и больше ничего».

   Но даже при таком подходе мне было сложно избавиться от привычки задавать вопрос: «Правильно ли я поняла, что ты считаешь, что?..», и далее выдавать тот самый дурацкий вопрос, который во что бы то ни стало хотелось прицепить к словам моего возлюбленного.

odr   Вопрос: «А почему хотелось прицепить этот вопрос? А потому что хотелось обидеться. А почему хотелось обидеться? А чтобы меня поутешали и подоказывали обратное». Блин, вот оно как интересно получается!

   Помню фразу, которая меня поразила, как гром среди ясного неба. Это когда в один прекрасный день я в очередной раз его спросила: «Я тебе нужна?», а он коротко мне ответил: «Нужна. И давай так: ты мне нужна по умолчанию, я не буду тебе об этом постоянно говорить. Когда станешь не нужна – скажу».

   Что со мной происходило в этот вечер – можете себе представить! В своих фантазиях я уже добралась до того, что лежу на смертном одре, когда он приходит ко мне на похороны и плачет, плачет! Жалеет, что мало говорил мне, как я ему была нужна и какой я была замечательной и любимой.

   Но, слава труду, у меня уже была выработавшаяся к тому времени привычка не открывать рот, набитый обидными словами, а прежде все обдумать, как следует. Сказать гадость, успокаивала я себя, всегда успею.

   Я опять провела с собой беседу: «Света, что конкретно тебе было сказано? Что ты не нужна? Нет. Тебе было сказано, что ты нужна! Да! И что это означает? А то, что нужно этому радоваться, а не горевать. Ты убиваешься, потому что тебе хочется убиваться, а не потому, что тебе сказали, что ты не нужна».

   Такую постановку вопроса я принимала дня два. Приняла. Уверилась в том, что нужна. И поняла еще очень важный момент: «С кем мне интересно общаться? С букой, который манипулирует и выбивает из меня признания, поднимая тем самым самооценку за мой счет? Или с веселым, уверенным в себе человеком, который не зацикливается на ерунде и не усматривает во всем для себя подвоха? Да, с таким. Так ведь и со мной будет приятно общаться, если я буду вести себя спокойно, доброжелательно, без всяких манипуляций и постоянных выяснений отношений».

   Но тут меня ждал очередной подарок в виде фразы: «Если женщина перестает быть интересной для мужчины, то он ее бросает». У меня снова паника, шок, снова нестыковка: «Как же так? Да что же это такое? А как же любовь до гроба – в горе, в радости и так далее?»

   И снова мучительные размышления, и снова вопрос к себе: «А тебе, Света, будет интересно общаться с мужчиной, который перестает развиваться, садится на диван в грязных трениках и ничем не интересуется? Нет, не будет. А почему ты хочешь, чтобы с тобой было интересно, когда ты сама себе не интересна? С какого, собственно? Ну а самой себе ты будешь нравиться – такая неинтересная?»

   И тут я сделала еще одно открытие: «Мне нужно развиваться не только для того, чтобы быть интересной кому-то. Нужно иметь свои увлечения для самой себя, необходимо стать человеком, с которым хотелось бы общаться. Угрюмый человек не больно-то хорош в качестве спутника жизни до гроба и так далее… Да я и сама себе буду нравиться, если изменюсь к лучшему».

 Светлана, Москва

Рис. Анны Сандуковской

 

LOVE STORY

Листок четвертый

   В свое время мой первый муж сказал фразу, которую тогда я положила себе на полочку, а теперь ею воспользовалась. Он сказал следующее: «Света, когда ты с кем-то общаешься, представь себе, что никого ближе этого человека у тебя нет. Как будто весь мир рухнул, и вы остались вдвоем и больше нигде и никого»...