LOVE STORY

Листок второй

«Нельзя постоянно винить себя за что-то.

Обвините себя разок и спокойно живите дальше».

Гомер Симпсон

   Мы стали регулярно встречаться, ходили куда-то, болтали. Помню, меня долго смущало то, что у нас разница в возрасте 19 с небольшим лет. А он вдруг и говорит – то ли почувствовал, то ли просто так сказал (беседовали про Китай и что там разница в возрасте в браках бывает огромная): «Кто знает, как оно повернется в жизни? Человек может быть молодым и красивым, а попадет в место, где бомбу взорвали, и погибнет. И старый человек может еще после этого жить лет 20». Я замолчала на несколько минут и сделала еще один важный вывод: «Я чей костюмчик примеряю, когда высчитываю, сколько кому осталось, свой ли? Сколько суждено, столько и будет, блин!».

love story1 2. 2jpg   Мне сложно было принять точку зрения, которую он озвучивал: «Я не знаю, что будет дальше. Главное – что есть сейчас». Мне казалось, что если у меня любовь с мужчиной, то мы постоянно должны говорить о будущем, и я должна иметь какие-то гарантии с его стороны. А эта его позиция с моей явно не совпадала. Я маялась и крутила в голове: «Ну, это что значит-то? Что он не хочет мне ничего обещать? Хорошенькое дельце! Это значит, что я, значит, щас в него влюблюсь, понимаешь ли, а он вдруг – раз, и передумает? И потом скажет, мол, а никто тебе ничего не обещал? И оно мне тогда, ваще, надо?»

   Но потом я честно себе сказала: «Хорошо. Допустим, он даст тебе какие-то гарантии. Скажет, типа, любовь на всю жизнь, и все дела. А если твой бл..ский характер даст о себе знать, и ты побежишь налево? Свои гарантии ты готова ему дать? Не сказать об этом, а именно дать со всей ответственностью? Что тебе дача этих гарантий-то? Или получишь их и начнешь себя вести, как тебе захочется – обижаться, дурить, манипулировать?» Это был очень важный момент для меня: с одной стороны, я боялась кинуться в любовь с головой и сдерживала себя, даже не разрешала говорить, что «я его люблю», с другой – мне этого хотелось. Хотелось настоящей, полноценной любви, чтоб искры из глаз, и все такое.

   Я честно спрашивала себя: «Чего я боюсь? Что я могу потерять? Время на любовь с ним? Да, если это будет жертва только с моей стороны, то не стоит и затевать. Но я ведь хочу быть с ним и любить, а не жертвовать собой. И потом – не попробовав, не узнаешь».

   Примерно в это же время мой возлюбленный помог мне, рассказав про «самореализующееся пророчество». Это когда в голове что-то сидит, и ты начинаешь действовать в соответствии с этим убеждением. Например, я боюсь, что он меня бросит, и начинаю делать все так, чтобы бросание не было таким болезненным. Ну, а на самом деле начинаю отдаляться от него.

   То же самое он говорил и про себя: мол, не хочет близко связываться, т. к. боится, что пойдет что-нибудь не так, поэтому и не делает активных шагов навстречу. И тут я сделала еще один важный вывод: «Неважно, что будет с его стороны. Но со своей я готова предпринять все, чтобы получилось. Без страха, иначе так и буду всю жизнь барахтаться».

   С тех пор все мои действия были направлены на созидание. Я перестала мучиться вопросом: влюбиться или не влюбиться окончательно. Выбор был сделан, я прекратила метания и думала о том, как сделать, чтобы наши отношения приносили бы нам обоим только радость.

Светлана, Москва

Рис. Анны Сандуковской

 

LOVE STORY

Листок третий

   Отныне каждый раз, когда я хочу обидеться и устроить разборки, я замолкаю и спрашиваю себя строго: «Света, что было сказано конкретно? Только честно. Это? Нет, Света. Было сказано вот что. Это сказано и вот это. Нет-нет, и не нужно продолжать: «Это означает, что…» Это ничего не означает, что.… Было сказано только это, и больше ничего»...