507d   Это произошло утром 5 сентября в подмосковной Ивантеевке. Ученик 9 класса опоздал на урок и после того, как не был допущен на занятия, выстрелил в учительницу. Женщина получила открытую черепно-мозговую травму, еще трое школьников пострадали, когда пытались покинуть класс.

   Что это? – инцидент, трагическое ЧП, или симптом, свидетельство порочности учебно-воспитательного процесса в наших школах? Ведь позже стало известно, что мальчик уже давно намеревался совершить теракт, а записи его высказываний в соцсетях свидетельствовали о сильном, навязчивом увлечении оружием.

   − Случившееся − это трагедия не только конкретной школы, конкретного ребенка, а это сигнал о сбое в нашей образовательной системе, − считает депутат, руководитель фракции «Справедливая Россия» в Госдуме Сергей Миронов. − Учителей сокращают, оставшиеся вкалывают на две-три ставки, завалены бюрократической работой, им некогда следить за поведением детей, обращать внимание на явно тревожные симптомы, тем более, решать эти проблемы. В итоге мы получаем драму одинокого запутавшегося ребенка в самых крайних проявлениях − от подростковых суицидов до стрельбы. − Необходимо перестать экономить на образовании, создавать полноценную психологическую службу в каждой школе. Школьный психолог должен работать не на четверть ставки, не два дня в неделю, а так, чтобы к нему в любой момент мог обратиться сам ребенок, его одноклассники. Необходимо пересматривать и рабочие обязанности классных руководителей, снижать для них учебную нагрузку, их функция должна быть воспитательной, в первую очередь, − сказал Миронов.

   По мнению политика, во многом произошедшему ЧП способствовала проводимая правительством оптимизация учебного процесса, которая из-за повальной экономии практически исключает важные элементы воспитательной и психологической работы.

   − Любые ЧП в школах − будь то травля ребенка, драки и тем более такой страшный инцидент со стрельбой − имеют свою предысторию, которую вовремя не отследили взрослые, − продолжил Сергей Миронов. − По данным прессы, подросток в Ивантеевке говорил о своих намерениях одноклассникам, даже пострадавшей учительнице заявил, что «шел к этому три года». Но ведь все это время вокруг него были взрослые. Можно долго рассуждать о том, что в семье не уследили. Но школа также должна выполнять свою функцию. К сожалению, за годы оптимизации эта функция свелась лишь к передаче знаний на уроках, все остальные − похоронены. В том числе, воспитательная, психологическая работа.

Внезависимость

 

 

Добавить отзывы, комментарии

Защитный код
Обновить